ВВЕРХ

"ОКРУГ" — 27 лет в строю! (Журнал "Легпром Ревю" №2, декабрь 2021)

Чтобы познакомиться с историей одной из ярких московских компаний, занявших уверенное место на рынке форменной одежды, мы отправились в их центральный офис недалеко от метро «Планерная». Оказывается, именно в этом районе в начале 90‑х предприниматели арендовали площади, чтобы открыть первое собственное производство. Сегодня у компании «ОКРУГ» 13 производственных площадок. И десятки запатентованных моделей форменной одежды. Каким был путь длиною в 27 лет — наша беседа с соучредителями, Викторией Елиферовой и Дмитрием Туркиным.

Текст: Светлана Костенко

Виктория Львовна, прежде всего хочу вас поздравить с высокой наградой – медалью «Трудовая доблесть», которую вам вручили на открытии выставки «Интерткань. Осень-2021» в сентябре этого года.

Спасибо большое, мне было очень приятно получить награду из рук заместителя министра промышленности и торговли РФ Олега Евгеньевича Бочарова.

Готовясь к нашей встрече, я вдруг неожиданно для себя поняла, что давно знаю ваш логотип и видела вашу продукцию на ведущих центральных телевизионных каналах…

В.Е.: Да, в 90-е годы мы активно сотрудничали с телеканалами – одевали ведущих, и имели возможность продвигать себя в эфире.  Были партнерами передачи «Петровка, 38», созданной Управлением информации и общественных связей ГУВД по г. Москве. Поддерживали в начале 2000-х молодежное движение «Идущие вместе» и создавали форму для них. Ведущие телеканала «Звезда» появлялись на экране в нашей одежде.

Можно сказать, что вы использовали достаточно смелые и нестандартные формы продвижения. А вообще трудно было начинать в 90-е?

Д.Т.: Начало 90-х – время становления российского малого бизнеса, и в каком-то смысле время романтики и надежд. Виктория Львовна и я объединились с группой единомышленников, создав многопрофильную компанию, где одним из направлений было швейное. Через знакомых нам поступил заказ от Русского национального банка на пошив форменной одежды для службы безопасности. Сейчас уже мало кто помнит, что в то время охранники ходили в камуфляже, в так называемых «афганках». Мы разработали форму в духе американских секьюрити. Изучая зарубежные каталоги спецодежды, поняли, что это целая индустрия: тут и одежда для разных сезонов, и набор аксессуаров. Выполнив заказ для банка, решили и дальше развивать это направление. Разработали коллекцию и стали ее продвигать. Сняли рекламу с красноармейцем Суховым – одели актера Анатолия Кузнецова из «Белого солнца пустыни» в нашу форменную одежду, это фото было на обложке наших первых каталогов. Участвовали в выставках по безопасности и в авиасалоне «МАКС». Поначалу заказчики к нам не спешили, коренной перелом наступил в 1995 году, когда распоряжением мэра Москвы было запрещено использование камуфляжной одежды в качестве формы частных охранных предприятий. Контролировать выполнение этого распоряжения было поручено МВД, и оно обратилось к нам, поскольку знало о нашей деятельности благодаря участию в выставках. С этого момента количество заказов возросло так, что временами мы боялись на работу приходить – около нашего офиса стояла очередь из охранных машин. Спрос был явно больше, чем мы могли произвести.

Во что вы вкладывали первые заработанные деньги?

Д.Т.: Мы приобрели оборудование на одном из разорившихся предприятий, это были швейные машины Textima. Арендовали цех в 1500 кв.м на текстильной фабрике «Победа» в районе метро Планерная, рядом с нашим сегодняшним офисом. В штате у нас было 120 швей, и мы превратились в твердо стоящую на ногах производственную компанию. Часть заказов отшивали сами, часть размещали на других предприятиях. Развивали в первую очередь направление «Охрана», были одними из законодателей мод в этом сегменте. Например, популярная сегодня форменная сорочка охранника - голубая с черным воротником – это наша разработка. Вдохновившись формой американских секьюрити, создали свой вариант рубашки и запатентовали его.

Можно я вас спрошу о том, как распределяются роли внутри вашего тандема? Два соучредителя – две яркие личности…

Д.Т.: Так само собой сложилось, что Виктория Львовна имеет талант общения с людьми, у нее прекрасные организаторские способности, поэтому вопросы оперативного управления компанией она взяла на себя. На мне лежит развитие новых направлений, структурных подразделений. Если говорить о должностях, в компании «Округ» она – коммерческий директор, я – генеральный. Помимо этого, Виктория Львовна ведет большую общественную работу, это важная часть ее деятельности. Она является на общественных началах помощником члена Совета Федераций Виктора Николаевича Бондарева, председателя комитета по обороне и безопасности.

В.Е.: Мы всегда вместе принимаем решения об инвестировании в развитие компании, о модернизации оборудования. Есть четкое понимание, что если мы хотим развиваться, то нужно идти рука об руку.

Правильно я понимаю, что вы работаете в основном на оптовом рынке, где, как известно, маржинальность не очень высокая?

В.Е.: Да, мы работаем в основном через тендерные площадки, конкурсные процедуры, аукционы – там значительная конкуренция, соответственно, невысокая цена изначально. Но у нас диверсифицированные коллекции одежды, которые поступают и в свободную продажу. По мере развития компании мы старались зайти на разные рынки, и со временем появились коллекции для активного отдыха, в том числе для охоты, форма для авиационных подразделений, и корпоративная одежда, которую мы шьем под заказ. Сейчас мы развиваем все эти направления. Осваиваем различные каналы сбыта. Часть продукции продаем через маркетплейсы, например Wildberries, Озон. Мы, прежде всего, производственная компания, и если бы у нас не было своих каналов продаж, мы бы стали просто контрактным производством. Но мы имеем зарегистрированный товарный знак, и выпускаем продукцию исключительно под своим брендом «ОКРУГ».

Если судить по новостям с вашего корпоративного сайта, у вас есть несколько социальных проектов, которые вы ведете. Расскажите об этом.

Д.Т.: На протяжении многих лет мы шефствуем над братской могилой, которая находится в селе Ченцы под Волоколамском, рядом с нашим производством. Мы взяли на себя ремонт и реставрацию памятника воинам, павшим от рук фашистских захватчиков в ноябре 1941 года, добавляем туда новые имена, появляющиеся в результате работы поисковиков. Два раза в год возлагаем венки на могилу – на День Победы и осенью, когда отмечается годовщина битвы под Москвой и освобождения Волоколамска от немецких оккупантов. Устраиваем чаепития для местных ветеранов, детей войны, вручаем им подарки, помогаем по мере возможности.

В.Е.: Около 20 лет наша компания дружит с летчиками пилотажных групп «Русские Витязи» и «Стрижи». Наше сотрудничество началось еще в 90-е, после одной из первых выставок «МАКС», когда летчики попросили нас разработать форменную одежду для них. В этом году, к 30-летию подразделений, мы отшили ребятам новые комбинезоны и пилотки с вышитой символикой, в которых они выступают и представляют нашу страну на самых престижных международных авиасалонах. Для нас это большая честь – помогать и дружить с лучшими летчиками страны.

Подобного рода дружеские и спонсорские отношения в определенном смысле помогают получать большие коммерческие заказы? В целом какие каналы продвижения сегодня видятся вам наиболее эффективными?

Д.Т.: Как я уже сказал, мы работаем как в сегменте В2В, выполняя корпоративные заказы, так и в сегменте В2С, ориентируясь на розницу. Соответственно, каналы продвижения разные. Если мы выходим на торги на электронных площадках, то тут уже на нас работает наша репутация, подтвержденная наличием оборудования, производственных площадей и персонала, а также тот факт, что мы имеем 100% локализацию производства на территории РФ.

В.Е.: В качестве эффективного канала продвижения я бы отметила профильные выставки – «Армия», «МАКС», к каждой из которых мы готовим новые коллекции. Наш экспериментальный цех все время в поиске новых конструктивных и технологических решений. Выставка дает возможность изучить спрос, получить обратную связь от потребителей.

Вот недавно прошла крупная выставка товаров для охоты «ОRЁLEXPO-2021», где вы презентовали не просто новые модели, а новый принт – разновидность камуфляжной расцветки. Как вам пришла в голову такая идея?

Д.Т.: С самого начала нашей деятельности мы патентуем наши разработки. По большей части, это созданные модели форменной одежды, но постепенно дело дошло и до принтов. Тем более что однажды к нам уже обращались с претензией, что мы неправомочно используем ткань с камуфляжной расцветкой, в этой сфере тоже есть защитники авторских прав. И потом - со стороны, наверное, кажется, что охранная и охотничья одежда не подвержены моде. Конечно, там не такой большой выбор оттенков и принтов, но свои тренды в этом сегменте тоже есть.

Я всегда думала, что речь идет только о маскировке…

Д.Т.: Совершенно верно, но и тут есть свои нюансы. Задача боевого камуфляжа, например, сделать так, чтобы в человека было трудно прицелиться, отсюда на ткани кляксы, пятна, пиксели и т.п. У охотничьей одежды другая задача – чтобы человек сливался с местностью. Соответственно, актуальны изображения листьев дуба, мха, осоки. Последнее время тренды в камуфляже для охотников задает американский бренд Sitka, их экипировка хорошая, но очень дорогая. Мы поставили перед собой задачу создать российскую альтернативу и разработать такую расцветку камуфляжа, которая бы подходила для охоты и в горах, и в средней полосе России, причем в разные сезоны. Идея родилась из рисунка горного камня, увиденного мною во время охоты на Кавказе. В экспедициях я много фотографирую – ландшафты, природные фактуры. И вот мы рискнули и создали на базе моих фотографий новый камуфляж, нанесли этот принт и на хлопок, и на трикотаж, и на soft shell (ткань для защиты от непогоды), получилась капсульная коллекция.  Мы понимаем, что это наш коммерческий риск. В то же время это и наше конкурентное  преимущество, но при одном условии – если принт понравится конечному потребителю. Презентация новой коллекции как раз прошла на выставке в Гостином Дворе, и мы получили самые положительные отзывы профессиональных охотников, наших дилеров и даже конкурентов. Все это дает основание полагать, что мы движемся в правильном направлении.

Если вы сами охотитесь, то наверняка испытываете на себе все охотничьи новинки?

Д.Т.: Да, конечно, тестируем обязательно. Серия одежды в стиле сафари появилась после охоты в Африке, например.

Возвращаясь к разговору о тканях, хотелось бы узнать, с кем из отечественных производителей вы работаете?

В.Е.: Мы используем отечественное сукно, смесовые ткани российских производителей, отечественные мембранные ткани, нити для производства трикотажа. «Чайковский текстиль», «Текстайм», Брянский камвольный комбинат, «Семеновская пряжа», комбинат «Красная нить», «Балашовский текстиль», Ивановская галантерейно-текстильная фабрика, завод «Труд» – вот основные наши поставщики. Хотелось бы, конечно, чтобы конкурентных по цене и качеству предложений российских тканей и фурнитуры было еще больше.

Вы объяснили уже, что работаете в сегменте с не самой высокой маржинальностью. А каким образом изыскиваете средства на обновление парка оборудования?

Д.Т.: Пользуемся мерами поддержки Минпромторга, обновляем оборудование по лизинговой программе, в рамках которой государство компенсирует 30% лизинговых платежей (сейчас уже, кажется, 50%, но мы пока этой льготой не успели воспользоваться). В 2020 году мы потратили на техническое перевооружение около 60 млн рублей. Покупая новое, более эффективное оборудование мы решаем одновременно несколько задач. Во-первых, создаем для сотрудников более безопасные и комфортные условия труда. Когда человек работает на современном оборудовании, повышается престиж профессии, уважение к рабочему месту. Во-вторых, мы повышаем производительность труда и качество выполненных операций. Все это позволяет оптимизировать себестоимость изделий и производить качественную и конкурентную по цене продукцию.

В 2020 году вам удалось сохранить рабочие места? И как вообще у вас обстановка с кадрами?

В.Е.: Наш коллектив сегодня – это 850 человек. В прошлом году мы никого не сократили, в том числе и за счет поддержки государства. Самая острая проблема с кадрами в Москве и Подмосковье. Мы решаем ее за счет наставничества. Но работа на конвейере все равно не выглядит привлекательно для молодежи. Средний возраст сотрудников –  45+. У нас медицинские страховки, медпункты, корпоративный транспорт, бесплатное питание. Зарплата сдельно-премиальная. Стараемся делать все возможное, чтобы люди хорошо зарабатывали и оставались в компании.

Д.Т.: Я бы добавил, что сегодня деятельность в сфере швейного производства – это не бизнес, а призвание, своего рода служение, требующее полной вовлеченности и самоотдачи.

Теперь понятно, почему медаль называется «Трудовая доблесть». С заслуженной наградой Вас!

Источник: Журнал "Легпром Ревю"

07.12.2021
(121 просмотров)
Нажимая кнопку, я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-Ф3 «О персональных данных».

Ваше письмо было успешно отправлено!

Оплатить
заказ