ВВЕРХ

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ОХОТНИЧЬЯ ОДЕЖДА И СНАРЯЖЕНИЕ» (Журнал "РУССКИЙ ОХОТНИЧИЙ", октябрь 2019)

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА

  • Дмитрий Туркин, генеральный директор компании «Округ»
  • Елена Степаненко, представитель компании «Округ»
  • Руслан Козлов, представитель компании URSUS
  • Сергей Гераськин, представитель компании «Интехно»
  • Ольга Дорофеева, представитель сети магазинов «М65»
  • Евгения Денисова, представитель компании «ХСН»
  • Павел, бренд-менеджер компании «Новатекс»
  • Андрей Волков, компания «Пингвин™ Шелтерс»
  • Юрий Капишников, компания «СОКЛ»
  • Сергей Леваковский, компания «Нормал»
  • Михаил Ярин, специалист по экипировке, альпинист, охотник и путешественник, эксперт Концерна «Калашников»

Открывает круглый стол Михаил Арсеньевич Кречмар, главный редактор журнала: Наш журнал распространяется в 55 регионах России, в большом количестве розничных сетей страны. Я являюсь главным редактором издания вот уже 7 лет. В «Русском охотничьем журнале» мы публикуем самого разного характера материалы о снаряжении, в том числе рекламного и экспертного содержания. Среди наших авторов огромное количество людей, которые много охотятся в различных климатических условиях по всему земному шару, имеют обширный опыт в эксплуатации охотничьей амуниции и снаряжения.

Для чего было принято решение собрать круглый стол? Уже в течение длительного времени мы наблюдаем за тем, как насыщается рынок охотничьего снаряжения и одежды в нашей стране. Причём если в начале нулевых годов, где-то с 2005–2008 года и до 2014-го, на рынке доминировали одежда и снаряжение зарубежных компаний, то после падения курса рубля российские фирмы стали занимать лидирующие позиции. Отечественные производители очень сильно выигрывают у современных зарубежных конкурентов по ценам и приближаются к ним по функционалу. Сегодня, когда на нашем круглом столе собрались ведущие игроки этого бизнеса, мы, потребители, хотим знать, что нам ожидать от производителя, что вы сейчас делаете и что будет в будущем?

Руслан Козлов: Наша компания работает с 1998 года. В начале своей деятельности мы обнаружили огромный спрос на охотничью одежду и решили удовлетворить его собственным производством. Спустя время выяснилось, что есть огромная потребность в обуви для охоты, рыболовства и туризма. Этот спрос мы тоже покрыли, открыв собственную обувную фабрику в городе Клин. Наша одежда и обувь неоднократно признавалась лучшим товаром по оценке ведущих экспертов в области охоты и туризма. Подобная экспертная оценка проходит на ежегодной основе в рамках весенней выставки «Охота и рыболовство на Руси». URSUS плотно сотрудничает с охотничьими клубами. Продукция компании проходит испытание в различных климатических условиях, например в Южной Африке. Как влияют на ассортиментный ряд отзывы дилерских сетей и прямых пользователей? URSUS, конечно же, учитывает мнение конечного потребителя. Мы прислушиваемся к своему покупателю, после чего добавляем новые технические и функциональные решения в ассортимент.

Проблем, с которыми сталкиваемся, хватает. Думаю, что на каждом производителе в России увеличение налоговых ставок сказалось отрицательно. Возвращение налоговой ставки на прежний уровень благотворно отразилось бы на бизнесе. Было бы целесообразно добиться в этом вопросе обратной связи от государственников, собраться вместе с руководителями компаний и выступить с инициативным обращением.

Сергей Гераськин: Наша компания представляет торговую марку одежды Raftlayer. На рынке мы уже 12 лет. Изготавливаем костюмы для спецслужб и для охоты. Применяем в производстве уникальный сетчатый материал, внутри которого – измельчённый поособой технологии наполнитель. Продукция «Интехно» пользуется спросом среди сотрудников спецслужб, оленеводов, охотников, рыбаков и любителей экстремальных видов спорта. Костюм хорош и для сидячей охоты и рыбалки. Мы постоянно готовим новые модели, вносим функциональные доработки. Постоянно развиваемся в этом направлении и хотим быть максимально полезными для нашего покупателя.

Сергей Леваковский: Мы специализируемся на одежде для Севера, которую можно носить даже при –60 °C. Работаем с 1995 года. Поскольку истоки нашей компании уходят в производство альпинистского снаряжения, технологии изготовления качественных и тёплых пуховиков нам хорошо известны. Именно поэтому мы выбрали данную нишу. Одежда для Севера нужна, ведь на сегодняшний день это туристическое направление очень активно развито. Мы стараемся учитывать все пожелания. Какие направления дальнейшего развития? В первую очередь -расширение ассортимента. Что касается поддержки в развитии бизнеса, то она, конечно, необходима. Очень нам бы помогли уменьшение контрафакта на рынке и льготные кредитования от государства.

Ольга Дорофеева: Мы начинали свой путь 13 лет назад с торговли совместно с иностранными поставщиками. В 2014 году, во время кризиса, стало понятно, что привозить одежду из-за границы слишком дорого, поэтому перешли на собственное производство. Стартовали, как очень многие, с костюма «Горка», тогда он пользовался большим успехом. Позже стали отшивать костюмы в стиле милитари. Одежду выпускаем для гражданского ношения. Любители охоты и рыбалки с удовольствием по- купают нашу продукцию. Делаем также тактические костюмы, так как сотрудничаем со спецподразделениями в разных городах. Что касается проблем, то сейчас действительно очень большое количество контрафакта. Наши логотипы подделывают, и это сильно мешает работать честному бизнесу.

Евгения Денисова: «ХСН» – это российский производитель одежды и снаряжения для охоты, рыбалки и активного отдыха. Компания основана в 1993 году. На данный момент «ХСН» имеет в городе Чебоксары три собственных больших производства, насчитывает более 500 рабочих мест и производит более 2000 наименований продукции. С какими проблемами мы сталкиваемся? Самая главная – это цена и ценообразование. Мы стараемся составить достойную конкуренцию на рынке, но мешает контрафакт. К тому же многие компании-конкуренты работают по серым схемам и не платят налоги, поэтому их продукция продаётся по более низкой цене. Хочу обратить на это особое внимание. Ещё одна проблема: рынок труда стал активно уходить в тень. Люди перебегают туда, где зарплата выдаётся в конвертах. Мы добросовестно платим налоги, обращаемся в инстанции, но нас не слышат и не поддерживают. Хотелось бы всё же быть услышанными.

Андрей Волков: Наша компания является производителем и разработчиком палаток для зимней рыбалки. Палатки также можно использовать для длительного проживания в жёстких климатических условиях. Ассортимент огромен – от простых, облегчённых бюджетных моделей для однодневных рыбалок до многослойных и больших палаток для многодневных выездов. Наша двуслойная палатка на сегодняшний день – самая комфортная для рыбалки и проживания. Говоря о проблемах, выскажусь по поводу полного отсутствия сейчас любви к ручному труду. Швейная профессия умирает. Я обращался в специализированный швейный техникум в Екатеринбурге. Он выпускает 11 швей в год! И это на миллионный город! Конечно, нам приходится сильно стараться, чтобы решить эти трудности.

Дмитрий Туркин: Главным в производимой нами одежде для охоты является её функциональность и удобство. Компания «Округ» выпускает специализированную охотничью одежду среднего ценового диапазона, рассчитанную на самые разные виды охот, в том числе и в экстремальных условиях. Используем мы как современные синтетические материалы, в том числе мембранные, так и натуральные, например сукно – для классических охотничьих костюмов. Мы стараемся развивать собственную коллекцию с учётом всех потребностей охотников. Также мы очень тщательно относимся к конструированию и посадке одежды по фигуре, так как это является очень важным фактором в носке. Действительно, на рынке существует большая конкуренция. Но проблема не столько контрафакт, сколько продукция, которая выпускается компаниями с серыми зарплатами. Отсюда и неравные условия работы. Увы, само по себе это не закончится, необходим серьёзный контроль со стороны государства.

Юрий Капишников: Наше предприятие специализируется на опытном создании одежды и средств маскировки для спецслужб. Гражданскую одежду «СОКЛ» начал делать относительно недавно, мы пошли по пути милитари, но с хорошими тканями. Я не вижу смысла ориентироваться на китайский материал, который используют практически все производства. Мы ориентируемся на наше отечественное сырьё, с которым практически никто сегодня не работает. Что касается контрафакта – он был, есть и будет. Рынок есть рынок. Закон джунглей никто не отменял. Китайские и вьетнамские производители набирают оборот, у них хорошая дисциплина и маленькая зарплата. А от государства никакой поддержки ожидать не стоит. Никто не хочет заниматься промышленностью, поднимать её с колен. Надо надеяться только на себя.

Михаил Ярин: Я руководитель спецпроекта Концерна «Калашников» и эксперт по экипировке. Поясню, что есть всего три концепции охотничьей экипировки в мире. Первая – американская камуфляжная. Охотничьи камуфляжи, используемые сегодня, почти все из Америки. Вторая концепция – европейская. Особенность – отсутствие камуфляжа. Тут преобладают гладкие цвета, тона от серого до тёмно-зелёного. И есть третья концепция – наша, российская. Она начиналась с того, что мы брали сначала армейский маскхалат, потом что-то ещё из армии, и пытались сделать из этого охотничью экипировку. Получалось так себе. К примеру, все паттерны, которые в России используются в охотничьей экипировке, контрафактные. У нас никто профессионально не занимался охотничьими паттернами. Один раз всё же было: изделия выпускал «Сплав», «Полярную золу» до сих пор используют в стране. Но после этого – тишина. В Америке же у каждой компании есть свой паттерн. В России подобного подхода нет. Всё потому, что основная фабула в нашей стране – это низкая цена, а потом уже качество. У нас есть «Горка» за полторы тысячи рублей, у нас есть Sitka, а посередине что-то происходит в абсолютно хаотичном режиме. Возьмём куртку Cabela’s и что-нибудь из нашего. Кто использует молнии YKK? Если используют, то только суперпремиум-фирмы. Это просто в качестве примера. Взять дизайн – в стране охотничьего дизайна нет как такового. У нас есть то, что пришло откуда-то. Была энцефалитка – приделали два кармана нарукав и всё. Зачем нужны эти два кармана, которые будут мешать на охоте? Никто ответить не может. Дальше – места продаж. Это отдельная головная боль. У нас нет таких масс-маркетов, как тот же Cabela’s. Единственные на всю Москву – «Экстрим» и «Спорт-хит». Более-менее структурируемая система, состоящая из ларьков. Оборот Cabela’s – 2 триллиона долларов. Люди на этом зарабатывают огромные деньги, а мы не умеем.

Михил Кречмар: Но мы прекрасно знаем, что Россия не Америка. Нам что делать?

Михаил Ярин: Есть вариант – интернет. Отличное место торговли. Сделайте нормальные вменяемые размерные ряды, чтобы человек был уверен в покупке, и всё. Держите размерную сетку, это обеспечит спрос на товар.

Михаил Кречмар: Пара моих знакомых, у которых были интернет-магазины, разорилась из-за несоответствия размерной сетки. Почему у нас это происходит и почему этого нет в той же Америке?

Михаил Ярин: У них единая система размеров вне зависимости от того, одежда это для охоты или просто повседневные вещи. Поэтому размерный ряд выдерживается.

Дмитрий Туркин: Подход к размерам у европейцев и американцев разный. Европейцы придают большое значение силуэту, подчёркиванию фигуры и изяществу. Американцы же делают одежду более мешковатую, которая чаще попадает в размер, в этом секрет. Тут вопрос, что любит потребитель. Если говорить о России, у нас пока смешанная ситуация, что создаёт некие проблемы в подборе экипировки. Что касается одежды «Округ», то нам ближе европейский подход к охотничьей одежде.

Михаил Кречмар: Все здесь высказались о том, что на нашем рынке существует много проблем. Что могло бы реально помочь нашим производителям? Смотрите, что действует на самом деле в мире? В мире действуют ассоциации. Возможен ли вариант какой-то ассоциации наших производителей снаряжения, назовём его аутдором? Смогло бы это как-то повлиять на ситуацию?

Дмитрий Туркин: Я разделил бы тему нашей дискуссии на две части. Это производственные проблемы и проблемы маркетинга и продвижения. На мой взгляд, вопросы продвижения как раз можно было бы решать в рамках таких общественных объединений, как «Российская аутдор-группа». Если мы говорим о производстве, то тут в помощь отраслевое, промышленное объединение, которое занимается проблемами именно производственных предприятий, – это Союзлегпром.

Михаил Кречмар: Насколько вы считаете рынок тесным? Насколько он затоварен на сегодняшний день охотничьим снаряжением именно со стороны отечественного производителя?

Руслан Козлов: Рынок затоварен очень плотно. Кроме больших игроков есть масса подпольных компаний, которые занимаются контрафактом. Возможно, кто-то чувствует себя достаточно комфортно при таком положении вещей, но мы ощущаем большое давление.

Дмитрий Туркин: В целом, объём рынка лёгкой промышленности занимает около 3 триллионов рублей. И сегодня порядка 70% всего этого рынка – импорт. Соответственно, та доля, которая остаётся нашим производителям, ничтожно мала. Сегодня производителю для того, чтобы выживать, надо думать о себестоимости производства и искать пути решения для повышения его эффективности и конкурентоспособности.

Михаил Кречмар: Ещё один вопрос про контрафакт. Здесь какие-то варианты выхода есть? Могут ли государственные структуры помочь в борьбе с контрафактом?

Михаил Ярин: «Российская аутдор-группа» тоже столкнулась с контрафактом: появился китайский БАСК, китайский Red Fox, плюс там же присутствовали европейские компании-дистрибьюторы, но это всё задавили достаточно быстро. Появляется что-то левое, и на это сразу реагируют, вплоть до выкручивания рук и щёлканья наручников. Разовые попытки подделок были, но тут же принимались меры. Поэтому я бы рекомендовал обратиться в «Российскую аутдор-группу», если стоит вопрос по контрафакту, они хорошо проконсультируют.

Михаил Кречмар: Понятно, что денег мало, приходится снижать издержки, что проблема контрафакта давит, и проблема конкуренции тоже. А вот проблема кадров? Можно ли с этим что-то сделать? Руслан Козлов: Я думаю, что нужна социальная программа со стороны государства на развитие данных профессий. Задание некого тренда, иначе никак. Назвать сейчас конкурентоспособной зарплату швеи невозможно. Надо такое положение исправлять.

Юрий Капишников: К сожалению, сегодня в лёгкой промышленности у швеи самый низкий показатель по заработной плате. Поэтому надо увеличивать заработную плату на государственном уровне. Ещё один выход – перекрыть контрафакт, тогда к нам перестанет приходить левак по бросо- вым ценам, ведь одежда, которую сюда привозят, стоит три копейки, и мы не можем конкурировать с Китаем, с их дешёвой рабочей силой.

Михаил Кречмар: А такая вещь, как обучение на своих предприятиях, практикуется где-то?

Евгения Денисова: Мы на своём производстве обучаем швей, но многие из них уходят в серые компании, где получают зарплату в конвертах. Поэтому даже собственная подготовка кадров не всегда решает проблему.

Юрий Капишников: Это вопрос государственный. Государство не защищает свою промышленность. К нам приходят китайские товары по бросовым ценам, а нашим компаниям приходится искать некачественные материалы, урезаться, демпинговать. В результате умирают хорошие предприятия, которые шьют качественно. Им не выдержать конкуренции, у них нет госзащиты. А народ голосует всегда рублём!

ТЕКСТ: Сюзанна Гаджиева

17.10.2019
(20 просмотров)
Нажимая кнопку, я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-Ф3 «О персональных данных».

Ваше письмо было успешно отправлено!

Оплатить
заказ